xs
sm
md
lg
+7 (916) 417-17-66
+7 (963) 770-17-13

Михаил Дроздов. Опасный выстрел

Своими историями с охоты и рыбалки поделился Михаил Дроздов. География его странствий обширна: Новосибирская область, г. Новоград-Волынский Житомирской обл. (Украина), г. Рига. В настоящее время проживает в США.

Михаил Дроздов. Опасный выстрел

Опасный выстрел

Ружье свое старое отец отдал в мое распоряжение, когда мне было 14 лет. То была старая-старая берданка выпуска одного из 1870-х гг. на «Сестрорецкомъ Оружеiномъ заводе» (выбито было на казенной части). С тем ружьишком отец охотился до войны, но после войны купил себе двустволку 16-го калибра. А свою «пищаль заговоренную» отдал мне. К тому времени я самостоятельно запрягал лошадь, ехал в лес. Рубил топором деревца, нагружал телегу и привозил хлысты домой. Дома хлысты распиливал на поленья, колол их и складывал для просушки. В общем, - мужик в доме, а мужику можно и оружие доверить. На летние каникулы в село приезжал сын мастера маслозавода, он учился в Новосибирске в ремесленном училище, Анатолием звали. Ему отец тоже доверял ружье, одностволку 20-го калибра.

Михаил Дроздов. Опасный выстрел

С Толей мы облюбовали небольшое озерцо примерно в 1 км от села Борисоглебка, построили на берегу скрадок-шалаш из веток. Приходили туда, садились и ожидали прилета уток. А утки активно летели с полей после кормёжки на чистую воду для ночлега, ближе к вечеру. Утки разных пород - и кряковые, и нырковые, и чирки – самая мелкая порода. Стреляли по очереди. Возвращались всегда с добычей, по 2-3 утки у каждого.

Михаил Дроздов. Опасный выстрел

Однажды была моя очередь стрелять, но утки-чирки сели не на плес перед нашим шалашом, а левее сзади нас и их из-за камыша не было видно. Я выполз из шалаша и пополз по-пластунски, огибая камыш, на другую сторону заводи, что была у нас за спинами. Пришлось утюжить животом приличное расстояние, прежде чем выбрался на место, с которого заводь просматривалась. Увидел уток (и они меня заметили, насторожились). Прицелился, выстрелил. Утки с криками поднялись и «полетели умирать». Но одновременно с утками, только более резво, из шалаша вскочил мой напарник Толя. Поскольку крякать он не умел, как те чирки, то из его чрева донеслись звуки, письменно передать которые я не могу. Неужели в ремеслухе расширяли его лексикон и таким набором?
Толя держался правой рукой за свою левую лопатку и долго не прерывал свою виртуозную тираду. Я к нему назад двигался уже не по-пластунски,
конечно, а как на забеге на 100 м. на соревнованиях. На спине в области лопатки я не увидел никаких повреждений, поспешив донести это до сознания Толи. Только тогда его тирада прервалась. Оказалось, что я, увлекшись, не предположил даже, что наш шалаш находится как раз на линии выстрела, а из-за камыша его, шалаша, не было видно. Спасло от ранения то, что расстояние было приличное, метров 50, может быть, а на Толе была фланелевая лыжная курточка. Надевал ее Толя для спасенияот комаров, а она, возьми, и от дробинки спасла.

Михаил Дроздов. Опасный выстрел

*
Убедившись в том, что подаренная мне берданка исправно служит, находится в хорошем состоянии, приносит пользу, отец доверил мне свою двустволку марки ИЖ,16-го калибра. А берданку с его разрешения я передал младшему брату Толе, которому в то время было 13лет. С двустволкой охота пошла еще успешнее, стал стрелять влет, дуплетом. Патроны снаряжал сам, конечно, все приспособления для этого были. Пыжи рубил специальной пыжерубкой из войлока (из старых валенок). Капсюли в гнезда гильз прессовал специальной обжимкой. Для пороха и дроби были спец. мерки. Готовых, снаряженных патронов в картонных гильзах в продаже тогда у нас там не было. Рядом с нами жил машинист маслозавода, обслуживающий силовую установку
«Локомобиль». Его сын Коля был постарше меня, тоже увлекался охотой. Однажды Коля сказал мне, что собирается в компании
поехать поохотиться куда-то подальше, на несколько дней. Попросил уступить ему на эту поездку нашу двустволку, а мне обещал оставить свою одностволку 20-го калибра. Уговорил.

Михаил Дроздов. Опасный выстрел

Без ведома отца я согласился на такой временный обмен. Когда Коля дал мне свое ружье, то протянул мне на ладошке ещё две каких-то незнакомых штуковинки. Сказал, что это бойки запасные. На случай, если после выстрела (возможно?) боёк вылетит из своего гнезда. И дал совет - при оснащении патрона донышки воспламенительных капсюлей надо напильником делать тоньше. Иначе ослабленная ударная пружина не пробьёт на нужную глубину капсюль, и он не воспламенится. Дал мне обжимку для патрона 20-го калибра. Запрессовав капсюль в гнездо до средины, примерно, я напильником уменьшал толщину его донышка, а потом досылал в гнездо до конца. Вот с таким «мушкетом» я пришел в наш шалаш-скрадок на озерце. Прилетели утки-нырки. Выстрелил. Одна утка осталась подраненной. Зашел в озерцо, подобрал, сел в шалашик, сижу, ожидаю очередного прилета уток. Взгляд случайно остановился на казенной части ружья. Вижу - что-то не то, чего-то не хватает. И в этот момент вспомнил про запасные бойки, про которые уже забыл, было. В казенной части зияло пустое отверстие - не было бойка. Вставил один из тех, что Коля дал. Оказывается, как потом догадался, что донышко капсюля после его утончения пробивалось бойком насквозь, образовывалось отверстие, через которое пороховые газы выталкивали боек назад. Боек рикошетом отскакивал от ударника и улетал куда-то вверх, в сторону. После второго выстрела я уже сразу посмотрел на боек - его тоже не было. Вставив второй боек, я с двумя утками вернулся домой. Стрелять больше не стал, решил (по-джентльменски) вернуть самопал в рабочем состоянии. За самостоятельное принятие
решения обмена ружьями от отца получил приличное внушение. О запасных бойках умолчал, конечно.

Михаил Дроздов. Опасный выстрел

Подготовила Иветта Шаньгина
Вернуться на главную
Вернуться в раздел Статьи