xs
sm
md
lg
+7 (916) 417-17-66

Походный дневник. По реке Вятке. Часть VI

Это окончание походного дневника по реке Вятке Кировской области, поход состоялся летом 1961 года. Дневник вела Людмила Шаньгина.

Походный дневник. По реке Вятке. Часть VI

14 июля (суббота)
Ночью шел дождь. Утром обнаружили, что мы живем в муравейнике. Выехали поздно. Много снимаем, проехали еще один наш ночлег против деревни Мезгири (1), прошли к заливу. Поискали часы. Тщетно. Немного постреляли. Ничего не попалось. Ночевать придется почти у самой плотины. Облюбовали себе бережок, вдруг видим чьи-то зады. Ягоды собирают. Разозлились: придется,¸ наверное, через плотину переходить, а уже поздно.
Вдруг слышим голос Г. Камышенициной, матери Шурки, с которой мы познакомились 8 июля утром, когда я себе глаз подшибла. Они позвали нас ягоду есть. Мы подплыли, они помогли нам место посуше подобрать. Вовка поехал на охоту за утками в соседнее озерцо. Я начала стряпать, блины печь. Вовка ничего не подстрелил. Спать легли очень поздно.

Походный дневник. По реке Вятке. Часть VI

15 июля (воскресенье)
Утром встали. Наши хозяева приехали: они здесь косят, и Шурка пришел, мы его угостили киселем и блинами. Стесняется, немного поел, говорит, что давно завтракал. Потом повел Вовку на утку, у которой они забрали все яйца, оставив одно. Не было утки на месте. Мы отдали отцу крем «Тайгу» (2). Доволен.
Через некоторое время они нам привезли квасу и лука. Старшая девочка умненькая, а поменьше – тупица. Я им читала лекцию о метро, о Мавзолее, о Третьяковке и т. п. в виде вопросов и ответов. Вовка был на охоте, привез-таки чирка. Пожарили, съели, хорошо! Поспорив, двинулись в путь. Через плотину перенесли все.
Купила полтора литра вина дешевого, борща и хлеба. Речка дико обмелела. Наверно, плотину прикрыли. Много, много мелей. В поиска ночлега прошли 5 километров. Ночевать утроились в шалаше косцов. Предварительно выпили жженки (3). Я не люблю ее. Покапризничала.

Походный дневник. По реке Вятке. Часть VI

16 июля (понедельник)
Утром разбудили нас бабы, они напротив реку перешли – за ягодой идут. Потом косари пришли. Потом соседи – отдыхающие. Спали мало. Пока варили, укладывались, время за полдень.
Вовка сумел уложиться классически. Вещи из четырех рюкзаков вошли в два. В 15 часов 30 минут вошли в Вятку.
У пристани разобрали лодку, вымыли ее, поели: какао, сало.
Потом приехали рыбаки, купили у них три рыбки. Пожарили, съели. Пароход будет в 23 часа 30 минут.

Походный дневник. По реке Вятке. Часть VI

(1) Мезгири – деревня в Кировской области.
(2) Крем «Тайга» - крем репеллентный: для защиты от комаров, москитов, слепней с маслом гвоздики. Эффективен в течение нескольких часов после нанесения крема на открытые участки тела. Выпускается в тубе с широким бушоном и в пенале. До сих пор пользуется большой популярностью благодаря известному названию. «Тайга» – защищенная торговая марка.
(3) Напиток типа пунша, приготавливаемый из алкоголя, фруктов и жженого сахара (точнее - сахара, добавляемого в основную смесь путем плавления). Этот внешне эффектный, по способу приготовления несложный, получил распространение в Европе в «золотоподкладочной» студенческой среде в начале XIX в. и перекочевал в Россию после Отечественной войны 1812 г. Через художественную литературу XIX в. жженка получила неумеренно восторженную и не отвечающую ее реальному содержанию рекламу.
Среди поклонников жжёнки находим и А. С. Пушкина, и многих его приятелей из так называемого пушкинского круга. Так, А. Н. Вульф, сосед Пушкина по Михайловскому, вспоминал: «Сестра моя, бывало, заваривает всем нам после обеда жжёнку: сестра прекрасно её варила, да и Пушкин, её всегдашний и пламенный обожатель, любил, чтобы она заваривала жжёнку, и вот мы из этих самых звонких бокалов, о которых вы найдёте немало упоминаний в посланиях Языкова, - сидим, беседуем да распиваем пунш».
Действительно, Н. М. Языков, обращаясь к Пушкину, восклицал:

Пророк изящного! забуду ль,
Когда могущественный ром
С плодами сладостной Мессины,
С немного сахара, с вином,
Переработанный огнём,
Лился в стаканы-исполины?


Сама атмосфера, в которой готовится жжёнка, предполагает некую таинственность, располагает к рассказыванию захватывающих историй. Недаром именно в таком обрамлении начинается повесть И. А. Тургенева «Три портрета»:
«Покушавши довольно плотно, расположились мы в широких креслах около камина; на столе появилась объёмистая серебряная чаша, и через несколько мгновений беглое пламя заполыхавшего рома возвестило нам о приятном намерении хозяина «сотворить жжёнку». Странные полутени трепетали по стенам, произведённые прихотливою игрою огня в камине и пламенем жжёнки... »

Походный дневник. По реке Вятке. Часть VI

(Окончание). Подготовила Иветта Шаньгина.[/i]
Вернуться на главную
Вернуться в раздел Статьи