xs
sm
md
lg
+7 (916) 417-17-66

Походный дневник. По реке Вятке. Часть IV

Это четвертая часть походного дневника по реке Вятке Кировской области, поход состоялся летом 1961 года. Дневник вела Людмила Шаньгина.

Походный дневник. По реке Вятке. Часть IV

4 июля
Я пошла на почту, позвонила Кириллу, про Илюшу он ничего не знает (1). Все разузнали, оказалось, до Кирова от Слободского не дойти – запани. Наняли такси до Кирова. Приехали, выгрузились. Начали лодку собирать. Топора опять нет. Оставили в машине, комедия. Пошла добыла топор и молоток. Из Кирова выехали часа в 4 дня, отплыли на 7-8 км, приземлились. Усталые, всю ночь не спавшие, злые как звери, из-за чего-то поссорились, я легла от злости голодная спать.

Походный дневник. По реке Вятке. Часть IV

5 июля
Плывем вареные, разбитые. Вовка коршуна подбил. Пароход идет с музыкой, ощущение, что это пароход поет:
«Никто нигде не ждет меня
Одинок всегда, бесприютен я.
Бродяга - я-а-а, бродяга я». (2)
Вятка раннешняя была какой-то своей, родною, а эта широченная, чужая. Берега пока почти безлесые, но просторы большие, красивые. Одну гору на берегу проехали песчаную, а по ней трава, кустики и деревья по склонам. А наверху домики маленькие. Я сначала думала – спичечные коробки или улей пчелиный. И все одинаковые. Очень много катеров и моторок. После той Вятки – плохо. А вообще «ничаво».

Походный дневник. По реке Вятке. Часть IV

6 июля (пятница)
Вятка здесь широкая, раздольная, раза в 2,5 шире той. Просторы милы нашим сердцам, но все же однообразие приедается. Изучили карту, решили попробовать зайти на реку Великую. (3) Может быть там интереснее. Сейчас половина третьего, часов в пять будем у Великой.
В 17 ч. 15 мин. Я была уже в Великой, а мой Скептя, со свойственной ему медлительностью, еще сидел на заду лодки, находящейся в Вятке. Речка эта считается святой (4). Очевидно потому, что вода в реке необычайно чиста, прозрачна. Дно песчаное.

Походный дневник. По реке Вятке. Часть IV

В не очень глубоких местах виден каждый камешек, каждая полосочка, прочерченная ракушкой. Вода легкая, а берега красивы, как на картинах Шишкина или Левитана. Просторы открываются зеленые с перспективой. Высокий берег усыпан ромашками и другими симпатичными полевыми цветочками, дальше изогнутая долинка со скошенным сеном и с аккуратнейшими, как нарисованными стожками, еще дальше какая-нибудь деревушечка (иначе не назовешь), домики ее прыгают то в долинку, то на горушку, покрытую березками белоствольными или темно-зеленой хвоей. Ширь, простор, даль, зелень, голубизна реки и я яркое золото солнца.
- Это сказка, это неправдоподобно! - все время восклицала я. Речка извилиста. Все время берега чередуются. То один высокий, с карточным расположением деревьев, а другой низкий с лозняком, то наоборот. На веслах идти невозможно. Течение быстрое. Пошли на бечеве. Местами благодать, а местами до пупка. Ведет лодку Вовка. А я берегом любуюсь, цветочки рву. Хи!
К вечеру устали. Особенно Вовка. Меня комары зажрали. В одном месте речка такой поворот делает, что образует полуостров шириной более 50 м.
Дальше повела лодку я. Берег обрывист, высок, иди надо внизу у воды. Топко, проваливаюсь. Прямо у берега сенокос, много рыбаков, ночлег наш на высоком берегу. Со скверным подходом к воде. Кругом сено.

Походный дневник. По реке Вятке. Часть IV

7 июня
На Вятке попадалось очень много маленьких городков из летних дачек, временных, один такой домик-палатка особенно красив: белое полотно среди деревьев, а на переднем плане большая группа кустов шиповника, с розовыми, белыми и красными цветами.
На Великой народу меньше. На бечеве идти почти невозможно, т. к. Вовка все время бредет в воде по подмышки. Рыбаки посоветовали нам идти на шесте. Пробуем, ни черта не выходит. Лодку крутит-вертит как пьяную, а еще и сносит. Снова идем на бечеве. Если берега пологие – удается, но они часто заросшие кустарником лозняка и у берегов сразу глубоки, чуть не до горла. Вовку осенило: шест+весла. Он садится за шест, я – за весла. Получается. Эврика!
Когда я сидела на веслах, а Вовка работал с шестом (5), мы все боялись, что он попадет мне в глаз, на конец шеста мы привязали тряпочку (попозже), а до этого успели этим шестом проехать по моему рту и оцарапать щеку.
Идем довольно сносно. Порой река крутит нас от берега к берегу, но мы храбро завоевываем расстояние. Течение все убыстряется и усиливается, потому что впереди плотина ГЭС.
Подошли к плотине. Вовка начал разгружать лодку. Я пошла к домам купить картошки (нигде не продали) и зайти в магазин.
Магазин открылся только сегодня, впервые в истории этой ГЭС (мы – счастливчики!). Весьма и весьма в нем убого. Купила 2 литра разливного вина – яблочного, о,5 кг пряников и ½ буханки хлеба (сухари ведь есть). Перетащили лодку и вещи, через плотину. Боже! Что за вид здесь открылся! Плотина задержала естественный бег реки. Река разлилась и затопила леса. Лес частью умирает, частью живет. Получается так: в огромном озере, голубом с золотыми бликами солнца, готовящегося к закату, стоят деревья, желтые, зеленые, серые. Расположены они весьма живописно. Композиция нарочно не придумаешь. А вдали густая полоса леса зеленого. Правый берег очень высок и с обрывом, на котором деревца, цветы, а наверху дома. Чудо, как красиво! Поплыли, любуемся красотой, делаем снимки, восхищаемся. Ах, ох! Видим дерево, а на нем куча ворон. Вовка: «Хочешь, Люк, пальнуть?» (А я давно просила его об этом.) Я хвать ружье, приклад к глазу – бах! Вороны в сторону, а я за глаз: отдачей ружья мне прикладом звездануло по глазу – правому. Ну. Что было дальше, и описывать нечего. Больше всего я боялась. Что он вытечет, и я буду косою уродиной.
А Вовка бегал вокруг и велел принять то пургену, то стрептоциду, то биомицину. Потом два раза прокипятил грязную воду, разбавил в ней борную кислоту и с важным видом профессора, уговаривая меня спокойным голосом , начал глаз промывать. Я шучу: «Ты прямо профессор-окулист». Он: «Слесарь-окулист». Я выпила водочки, полопала, Скептя тоже. Ух! Уснули!

Походный дневник. По реке Вятке. Часть IV

(1) Кирилл – брат Владимира, мой дядя. Илюша – мой старший брат, ему в ту пору было полтора года.
(2) Песня героя Ражда Капура (исполняет Мукеш Чанд Матур) из индийского фильма «Бродяга» (1951 год):

«Абара я, абара я,
Дорога вдаль зовёт меня, зовёт меня,
Абара я, абара я,
Никто нигде не ждет меня, не ждёт меня,
Абара я,
Одинок всегда, бесприютен я,
Мир - пустыня для меня,
Мир - пустыня для меня,
Не связал ни с кем я судьбы своей, судьбы своей,
Я чужой среди людей
Я чужой среди людей
Звездой во мгле блуждаю я, скитаюсь я
Бродяга я, бродяга я
От глаз людских скрываюсь я, скрываюсь я
Бродяга я
Пускай горька судьба моя,
И всё ж тоски не знаю я,
И всё ж тоски не знаю я
В сердце боль затаив,
Песню счастья спою,
Никому не отнять эту песню мою
Судьба!
Судьба моя, звезда моя, дай ответ мне,
За что ты сурова ко мне?

Абара я, абара я,
Дорога вдаль зовёт меня, зовёт меня,
Абара я, абара я,
Никто нигде не ждет меня, не ждёт меня,
Судьба…»

(3) Великая — река в Кировской области России, правый приток реки Вятки (бассейн Волги). У истока небольшой участок русла находится на территории Прилузского района республики Коми. В Кировской области Великая протекает по Мурашинскому, Юрьянскому районам и по границе Орловского района.
(4) В конце XIV века на реке Великой была явлена икона Святителя Николая, которую позднее назовут Великорецкой. От нее сразу начали происходить исцеления. Резко возрос поток паломников в село Великорецкое. Чтобы облегчить доступ всех желающих к иконе, решили перенести ее в город Хлынов – центр Вятского края. (Позднее город был переименован в Вятку, а ныне это город Киров). При этом жителями Вятки был дан обет: приносить икону каждый год к месту ее явления на реку Великую в тот день, когда она была обретена, и устраивать большой праздник в честь этого события.
Уже более 600 лет крестный ход ни разу не прерывался, несмотря на запреты и гонения. Только один раз в 1551 году жители Вятки отложили крестный ход. За это они были наказаны морозами в летнее время, убившими их посевы. Осознав свою вину, люди с глубоким покаянием отправились к месту явления иконы, и благодать вернулась на Вятскую землю. Поскольку празднование осуществляется 6-го июня, даты совершения крестного хода каждый год одни и те же: с 3-го по 8-е июня.
Начинается крестный ход из Свято-Успенского Трифонова мужского монастыря (постоянного места хранения иконы) и заканчивается там же. Удивительно, но дата записи в дневнике совпадает с праздником явления иконы Святителя Николая, хотя мои родители об этом ничего не знали.
(5) Этот запись в дневнике сделана позднее, с пометкой: «Этот кусочек впереди должен быть».

Продолжение следует. Подготовила Иветта Шаньгина
Вернуться на главную
Вернуться в раздел Статьи