xs
sm
md
lg
+7 (916) 417-17-66

Походный дневник. По реке Вятке. Часть III

Это третья часть походного дневника по реке Вятке Кировской области, поход состоялся летом 1961 года. Дневник вела Людмила Шаньгина.

Походный дневник. По реке Вятке. Часть III

1 июля
Утром Вовка подстрелил какую-то птицу и зажарил, я еще спала. Приходил рыбак. Рыбы наловили много. Отчалили поздно, примерно в час. С часок поплыли, Вовка пошел копать червей – полмешочка. Вятка красивая река, особенно за Подрезчихой. В Вятку здесь впадает приток, большая речка, но как ни странно, Вятка здесь шире не стала, а напротив сузилась, здесь берега уже дикие и мрачные. Чувствуется дикий лес. Правый берег плотной стеной покрыт сосной и осиной, причем он у воды пологий, а между деревьями возвышен: гора, с нее в одном месте (она песчаная) идет лесосплав, и утром появились трактора и машины.
Вовка поймал несколько рыбешек, одну - побольше, а другие - маленькие.
Вовка уснул. Я принялась завтрак готовить, с того берега понаплыло лесорубов в одних трусах, аж три. Разбудили Вовку, ругается: «Чего, -говорит, - мужиков привечаешь». Я говорю: «А что?»
Поели, отплыли в два часа, плыли, плыли, вдруг видим – впереди затор, а возле два мужика думу горькую думают. Надрали коры на дублежку сапог, чтобы сдать государству и схватить куш рублей 300 (нов.), а тут запань (1) поставили километров на 15, на полмесяца, плоты с корой и застряли, придется бросать и уходить. Вовка прошел вперед – запани конца и края не видать. Мы решили опять вести лодку на бечеве вверх до Подречихи, а там на машине. До конца запани. На весах идти, жуть трудно, а на бечеве - не всегда берег позволяет. Вот я, например, расхрабрилась и прыг на бревно у берега, вымокла… Сапоги полны, штаны доверху – э, да, купаться нам надо, давно. Ну! Смех.
Представили мужиков, сидят голодные, не знают, че делать. Дали им немного крупы и чаю. Чаю они очень обрадовались. Сахар у них есть. На бечеве тянуть удобно, если берега хорошие, а, где трудно, идем на веслах. Тяжело. Когда я иду с бечевой – все хорошо, как Вовка – ссоры, остановка. (2)

Походный дневник. По реке Вятке. Часть III

3 июля
У катера. Берег, на котором мы остановились, очень уютен и мил. Я ркое солнце, сосновый лес, обилие цветов, все это создает жизнерадостное настроение.
Мы купались, загорали, веселились. Скептя рыбачил – поймали одну мизерную рыбешку. Дальше пошли снова вверх по реке к Подрезчихе. Название этого поселка в произношении аборигенов звучит как «Пожрэшиха» или вовсе «Патрашиха». Солнце жжет немилосердно. Ведем лодку за бечеву, бредя босиком по воде; мы полураздеты, загораем, с шутками, смехом, песнями бредем, не теряя присутствия духа.
Скепя жалуется, что эти места ему незнакомы, хотя мы их уже проходили. Стали соображать. Ага! Ясно: он этот путь продрых. Показались мальчишки-рыболовы. Хороший признак, значит деревня близко, а там на машине подскочим до с. Троицы и по реке Черная Холуница спустимся снова в Вятку, где запаней уже нет.
Шли, шли, а Подрезчихи все нет. Вдруг нас догоняет катер. Попросились, чтоб подвез. Он остановился, прицепил нас сбоку на буксир.

Походный дневник. По реке Вятке. Часть III

Мы с ветерком, в ажурном настроении помчались к Подрезчихе. Плывем – мчимся, считая, что поселок должен быть вот за этим поворотом, а его все нет и нет. Ехали столько, что, если бы мы сами до сих пор шли вверх, то нам хватило бы этого пути еще дня на два.
Пришли в поселок, перебрались на тот берег, оттуда обычно идут машины. Начали разбирать лодку. Две машины идут сегодня в 20 часов в Слободской (3). Поговорили с одним из шоферов, он не берет. Скорее всего потому, что моя просьба звучит весьма невразумительно: сама не знаю, куда нам надо. Да и лодку разобрать наверняка не успеем, так как уже 19 часов 30 минут.
Моденов Василий
Мы же решили, что придется ночевать здесь. Ну ничего, завтра утром уезжает какой-то тип, ужасно запущенного вида, пьяный, с какой-то пеной у рта, с мутными глазами (один красный), полуоборванный, начал мне упорно советовать, чтоб мы просились на эти машины. Завтра, дескать, машин не будет, да и нечего, мол, оставаться, я презрительно на него посмотрела, что с пьяного взять.
Он подошел к Вовке, стал ему советами помогать. Я думаю, вот прицепился. Он пошел, что-то с шоферами поговорил. Опять сал Вовке помогать. И все настаивает, чтобы мы попросились в машину. Потом сообщает, что шофер один оставил ключи от машины дома и, пока за ними съездит, мы успеем лодку разобрать. Мы помалкиваем да разбираем. Ту шофер подошел, присел. Мы стали ему капать на мозги, особенно этот тип. Шофер сдался. Решили ехать до Слободского, т. к. этот тип уверил нас, что до самого Слободского от Подрезчихи сплошные запани и заторы.
Как мы узнали потом, оказался прав. Начали очень быстро грузиться. Вовка еще лодку доделывает. Одно место совсем не собрано. Этот тип нам очень здорово помог.
- Я, - говорит, - людям сочувствую.
Сели в машину, поехали. Машина загружена ящиками с бутылками из под водки, вещи сзади. Мы: этот тип, я, Вовка и еще один мужчина - в деревянном ящике, изнутри окованном железом, с крышкой.
Дорога ужасная. Среди густого, дикого леса, проезжена машинами донельзя, рытвины, ухабы, лужи, ямы совершенно невообразимые.
Нас так било в этом кованом сундуке, что мы побаивались, как бы он не стал нам гробом. Мы шли колонной из трех машин. Впереди ЗИЛ-157 – самая сильная, в середине самая слабая машина без надутых шин, еле тянущаяся, а сзади наша. Эта машинка все время застревала. Один раз так села, что мы начали ее выдергивать, половину посуды перебили, половину наших жизней угробили, а выдернуть не смогли, пока ЗИЛ-157 не дернул, сидела. А шоферишко в трусиках и майке, мокрый по горло, бегал вокруг, улыбался, шутя матерился смачно.
Этот тип по мере времени трезвел и превратился в довольно сносного мужика Моденова Василия. Забубенная голова этот Василий. Где только он не побывал, чего не повидал. Добровольцем ушел на фронт в 18 лет, прошел всю войну до Берлина и на востоке был, во флот поступив. Видал Хиросиму и Нагасаки. В армии и связистом был, и разведчиком, и парашютистом-десантником и моряком. Окончил лесотехнический институт, гидротехническое отделение. Любит охоту, на медведей хаживали. Между прочим, турист-водочник работает механиком по электропилам «Дружба». Выглядит как босяк, забулдыга. Сам говорит: «Спился я». Видно, что способный малый, а водка сгубила. Эх, матушка-Русь, сколько их таких вот. К нам очень тепло отнесся. Все в гости на следующий год зовет. На шофера мат пустит – извиняется. Жаль, хорошим человеком мог бы быть. Прибыли в Слободской. Вовка начал лодку собирать.

Походный дневник. По реке Вятке. Часть III

(1) Запань - часть водного пространства, ограждённая плавучими средствами, сооружаемыми обычно из брёвен илидеревянных ферм, связанных шарнирами, предназначенная для хранения и сортировки леса на воде 2. плавучее заграждение в виде бона, используемое для задержания сплавляемого леса, льда, мусора и др. или придания им нужного направления
(2) Дата 2 июля в дневнике отсутствует. Далее записи с 3 июля идут уже в другой тетрадке: «II Поход по р. Вятке (продолжение) и по р. Великой. «Цель нашего похода – красота». Оптя».
(3) Слободско́й -город в России, административный центр Слободского района и городского округа город Слободской Кировской области. Входит в агломерацию Кирова.

Продолжение следует. Подготовила Иветта Шаньгина
Вернуться на главную
Вернуться в раздел Статьи