xs
sm
md
lg
+7 (916) 417-17-66

Походный дневник. По реке Вятке. Часть I

Этот дневник вела моя мать, Людмила Шаньгина. Поход по реке Вятке Кировской области состоялся летом 1961 года. Ее спутником был мой отец, Владимир Шаньгин. Им было в то время 22 и 28, меня на свете еще не было…


Походный дневник. По реке Вятке. Часть I

24 июня. 17.00
Готовились долго. Шили мешок из Илюшиного одеяла, помочи к нему из Илюшиной пеленки.
Вещей страшно много. Смеемся: в лодку сядем, а она на дно пойдет. Все вещи вымоем, высушим и начнем в Москву посылки слать: бежит мама на почту – посылка. Получает сапоги, телогрейку и т. п. Ах, ох, наверно, тонули…. Сидим в поезде, настроение романтичное, но хочется спать.
Не спиться. Вагон протекает. Соседняя девочка промокла, пришлось уступить ей свое место. Села на верхнюю полку. Спала плохо. Володя храпел как сурок.
Читаем «Лунную долину».
Буду дразнить его Скептей, а он меня Оптей.

Походный дневник. По реке Вятке. Часть I

Походный дневник. По реке Вятке. Часть I

25 июня
Едем, не зная где. Так даже лучше. Создается впечатление, если захотеть, что едешь в неизвестное.
Вова: «А болото какое, Люк!»
Чем дальше едем, тем сильнее чувствуешь, как огромна земля. Даже не верится, что эта громадная часть ее, которую мы проехали, - ма-аленькая толика шарика. Смешно, но у меня это рождает чувство теплоты к этим местам и даже любви к русской земле.
Останавливались в Галиче, что здесь было Галицкое княжество. Были князья Галицкие. Так странно ощущать себя потомками людей, времени, земли, ставшими уже историей.
Мне все эти князья и те люди кажутся такими далекими и необычными, какие-нибудь марсиане или луняне.
Но мы ведь тоже станем историей. А мы такие простые, понятные, живые, а для потомства – если оно будет жить – будем казаться непонятной мертвой историей. Надо только представить, что прошлое тоже было «живым» в смысле - ело, пило, смеялось, любило, плакало, искало.
Когда это представишь, то делается чуть-чуть жудковато перед жизнью. Все то, что я вижу, и люди обратятся в прах. На смену придет новое, абсолютно другое, непохожее и страшно похожее на нас. Ничего, ничего не будет того, что есть, что служит нам сейчас. Через два часа будет Киров. Около 11 часов. Сейчас 9 часов, надо готовиться.. 10 ч. 40 мин. Высадка. Осмотрели город. Пока он не очень красив, но строится и обещает быть приятнее. План города по моим наблюдениям таков:
Одеты вятичи до удивления старомодно, чувствуется провинция.
Побывали в в Кировском художественном музее. Довольно отрадное зрелище.
В 20 ч. Сели в поезд до Кирса, едем ночью в плацкартном вагоне. Кирс будет в 6 часов утра.

26 июня
Итак. От Москвы до Кирова ехать 18 часов. Ждали в Кирове поезда до Кирса 10 часов. От Кирова до Кирса 300 км. 10 часов. 75 кг веса отправляли в багажном вагоне – из Москвы до Кирова 6 руб. 30 коп. и от Кирова до Кирса еще 3 руб. 20 коп.
Вид из окна от Кирова до Кирса очень красив: стройные березы, ели. Говорят, здесь в лесах много медведей. Есть волки, змеи и даже рыси. Много уток. Посмотрим.

Походный дневник. По реке Вятке. Часть I

26 июня
В 6 ч. Утра вышли из вагона. Наняли машину за 2 руб. до речки (в сторону с. Екатеринино). В 8 ч. были на месте, к 10 ч. собрали лодку, в 10 ч. отправились в путь по Вятке. Река довольно полноводна, быстротечна, плыть легко, ивняк, сосны, березы. С. Екатеринино очень близко. Куепили картошки. Плывем очень быстро.
Здорово все же: ку-ку, фьють-фьють, та-та-та-та, ту-ту-ту-ту, а в основном тишина, безлюдье. День пасмурый, настроение бодрое ка-ар-р.
Вовка весь в комариных волдырях, он хочет иммунитет выработать антикомариный. А я берегусь, и на мне нет ни одного комариного укуса. Приняли пень в птичкой за утку. Скептя схватился за ружье, но в ремне застряла Оптина нога. Ссора готова была вспыхнуть, но птичка, чирикнув, улетела. Пень смеялся, мы присоединились.
Разожгли костер. Варили суп, вдруг видим двух уток. Скептя схватил ружье, прицелился…
Кепка упала в костер, повернулся поднять, утки улетели! Эх, ты, Скептя!
Прошло 2 катера. Зло берет. Пытались выгнать уток из болота, но ничего не вышло. Дураков нет!
Плыли, плыли, вдруг начался дождь, сильный, вымокли , высадидись, стали ставить палатку. Лес глухой, дикий, бурелом.
Дождь шел и ночью. Ночи удивительно коротки. Я всю ночь боялась медведей. Володя храпит. Ему не очень нравится Вятка. Сережа (1) необычнее, неожиданнее. Мне ничего, я ведь в первый раз.

27 июня
Проснулись, поеди пересоленой каши с ветчиной. Начали сушиться. В реку вошли в 11 ч. утра.
На пути какие-то лесозаготовки. Через всю рекутросы прошли. Кажется начинается дождь. Причалили. Сидим как курицы мокрые. Жрем сухари из черного хлеба до изжоги. Как только выглянет солнышко, делается очень красиво и веселей. Весь день льет дождь. Мы вымокли как черти. Уже было решили причалиться, как вдруг слышим пение петухов, лай собак. Решили, что деревня. Подъезжаем, видим «портовый город Лоевку», а попросту тюрьму. Заключенные за колючей проволокой работают по лесозаготовкам. Заходить в деревню не захотелось, да и останавливаться вблизи не очень-то манит. Решили отъехать. Дождь льет жутейный. Пристали к берегу. Он высокий, сухой, красивый.
Раскинули лагерь, зажгли костер. Сушились утром и вечером.

Походный дневник. По реке Вятке. Часть I

28 июня
Утро солнечное, хотя ветер довольно холодный. Полдня валялись, жрали.Я нацепила на себя теплую начесанную рубаху, потом шерстяную кофту, потом тонкую мужскую рубаху, потом шерстяной мужской свитер. Ходила вареная и чуть в обморок не падала. На реке на реке разделась, оставив одну нижнюю рубаху и поняла, какая я дурь. Местаа проходили замечательные. Между Лоевкой и Темным очень здорово. Леса смешанные, берега песчаные, безлюдно, тихо. Птицы заливаются на разные голоса. Пристали к одному берегу, Вовка назвал его «приветливым». Немного грибов, цветы. Я сплела себе венок. Хотела его Вовке подарить. Но он отказался, говорит: «Тяжел больно, как стог сена на голове». Одно слово – Скептя.

Походный дневник. По реке Вятке. Часть I

Природу хочется обнять. Здорово! А до чего приятно плыть. Мы часто пристаем к берегу.
Снова высадка. Скептя побрел в лес. Я стала обжирать зелено-розовый куст смородины. Вдруг слышу выстрел. Я жду, насторожилась. Появляется Скептя с равнодушной рожей и зверьком в руке.
- Что это? – спросила я. – Крыса?
- Ха, белка!
Бедный зверек! Потом мы его выбросили за ненадобностью
Плыли, плыли, вдруг видим, Вятка раздвоилась. Вошли в озерцо, поплыли по нему, вошли в речку Чернушку, она быстра, очень узка и живописна. Сначала шли на веслах, это оказалось очень трудным делом. Решили тянуть на бечеве. Так легче. Но берега довольно труднопроходимы.
Я тянула, и Вовка с ружьем шел по берегу.
Подстрелил черного дрозда. Все шло гладко. Я очень увлеклась.
Вдруг какой-то мостик – мы и так, и эдак. Не выходит. Пришлось лодку разгрузить и перенести ее на руках по берегу. Пошли дальше впереди завал и бревен.
Нам не удавалось провести лодку. Вовка разделся до состояния в чем мать родила и, искусно балансируя, мастерски провел ее, куда надо.
Уже вечер. Начали искать привал. Выбрали довольно уютный берег, все отлично, но целый мир комаров. Вот гады, зверье!
Когда нам особенно трудно, поем песенку: «Чудесно, чудесно, чудесно, прелестно, прелестно, прелестно».
Вечером зажарили дрозда. Вкусно. Когда Вовка раздевался, он снял и часы. Пришли на прикол километра 4 вперед, уже темнеет. Хвать, часов нет, идти за ними поздно. Жалко.

(1) Сережа – река в Нижегородской области, приток Тёши.

(Продолжение следует) Подготовила Иветта Шаньгина
Вернуться на главную
Вернуться в раздел Статьи