xs
sm
md
lg
+7 (916) 417-17-66

Путешествие по реке Неруссе. Часть III (Окончание).

27 июля (1)

Путешествие по реке Неруссе. Часть III (Окончание).

Утро (28-го) стоит пастельное, мягкое. Легкий ветерок овевает прохладно и нежно бородатые лица путников. Мы лежим на песчаном пляже, напротив какой-то деревеньки. В разливе речки сюкает (2) щучка. Пока команда досматривает седьмой сон про то, как она приехала в Москву, самое время сказать о событиях дня прошедшего.
Илюша сходу отверг план с Тереблюшкой (3), сказав, что хватит с него глухих деревенек, в гробу он их видел в белых тапочках. И мы в 12 часов поехали дальше. Жарища была невероятная. Песок на пляжах раскалился – нельзя стоять, пятки дымятся. Но адмирал показал пример, презрев советы костоправов, полез купаться. За день мы это проделали раз пять, а то и больше. Это приободрило нас. Тонус команды повысился. Теперь уже весь экипаж более позитивно воспринимает речку. Она и впрямь хороша: с помощью нескольких составных Господь Бог сотворил одно из своих несчетных чудес: покрутил руслом, поразбросал перелески, леса, подходящие кой-где к реке, группы дерев и деревья отдельные, стоящие у крутых обрывистых бережков, поднасыпал песчаных пляжей, порой девственно белых, подзавел то ли журавлей, то ли цапель, заповедав людям разводить гусей, уток и иную скотину, которая посещает эти берега. Правда скотина в виде копытных как раз и доставляет нам огорчение – трудно найти бережок и пляж, не усеянный лепешками. Трудно, но можно, если проявить упорство.
Природными прелестями наслаждается кроме нас еще одна команда байдарочников – папа, толстая интеллигентная мама и сын. Идем с ними наперегонки. У большого острова, на котором можно было бы расположить суверенное государство, вроде Голландии или Дании, происходит «смешной случай». Байдарочники, которых мы не заметили, пошли длинной протокой и обошли его другой стороной. А мы, пристав ненадолго, сюкнулись в «опасный» проход между деревьями напрямую (опасный для новичков). Илюша как раз выше посидеть на бережок, как вдруг его намерения были прерваны появившейся байдаркой. Этот случай многому научил – «Не с…и на островах», – изрек он.
В одном месте набрали самой настоящей дикой смородины, местами весьма приличной, из коей сделали чай обеденный, чай вечерний и запустили еще в самую настоящую брянскую водку – будет у нас напиток ко дню рождения адмирала, которое имеет быть завтра.
Квинтэссенцией дня можно считать зрелое заявление капитана-завалиста, что на этом бережку можно было бы построить дачку, чтобы ловить щук и опохмеляться прямо с порога. Так состоялось признание Неруссы.
Сюкнулись на вышеописанный бережок около 8 часов вечера. После ужина, когда зажигались звезды, я тоже зажег свою – выкурил до фильтра, затягиваясь до конца, третью неруссую сигарету. И заснул, довольный жизнью, рекой, сыном и собой.

28 июля

Путешествие по реке Неруссе. Часть III (Окончание).

Вчера вечером состоялась последняя попытка рыбной ловли. У небольшой протоки в озерце Илюша установил на ночь телевизор. Сюкавшую туда-сюда по быстринке щучку, он блеснил на дорожку. Она не поддавалась и Илюша сал ее обстреливать спиннингом. Могучий бросок капитана-завалиста и – вслед за тяжелой блесной спиннинг летит в реку сам. Послав ему вслед проклятье, Илья махнул на спиннинг рукой и отправился ужинать.
Встали на весла в 12 часов. Опять невероятно жаркий день. Едва лишь повыше поднялось солнце, все в природе словно сомлело и погрузилось в томную одурь. Но моя команда как никогда актина. Мы проплываем мимо обвальных смородинников – предложение набрать ягодицы отметается с порога. Мои попытки блеснить дорожкой не получают поддержки экипажа, так как блесна, уцепляясь за водоросли сбавляет ход лодки. Даже купаться экипаж согласился, когда окончательно перегрелись все моторы. Купались мы, правда, много и только тем спасались. Стаканчик, которым мы черпали из-под лодки божественный нерусский напиток, переходил из рук в руки. Традиционного чая не было – его заменила банка ставриды в масле – консервы, которую в другой обстановке предпочитаю дарить другим.
Проплывающие мимо берега явно заслуживали нашего внимания. Зеленого обрамления было предостаточно, группы деревьев сменялись перелесками, многие пляжи сохраняли девственную чистоту и не были загажены коровьими лепешками.
Мы проплыли несколько деревень, в основном оставшихся в стороне. Здесь, на этом участке, пройдя километров 25, нам бы и сюкнуться. (Это слово изобретено юмижским дядей Володей, мы толковали его расширительно, придя к выводу, что оно отражает широкий спектр предметов и явлений).
Но капитан призывал идти вперед и вперед. Внутренним слухом он даже слышал гудки деснинских пароходов (таковых потом не оказалось). Я смирился и пер, пока мог.

Река изменила характер. Человечья тропа ушла от нее. Прошли густые камыши, тростники чуть ли не трехметрового роста. Быстринки, чуть зазеваешься, затягивают под развесистые кусты ивняка, растущего над водой. Порой в этих кустах сюкали утки.
Это взволновало капитана. Он приготовился к бою – извлек огромную рогатку, обвязанную для крепости изолентой. Резиной служили пятисантиметровой толщины медицинские жгуты, предназначенные для ремонта лодки. Подрогатник был сделан из язычка моих туристических ботинок. А камнями Илья запасся на строительстве моста через р. Сев.
Заслышав в кустах утиные шевеленья, Илья навскидку зашарахал туда камнем, потом другим. Вроде попал. Жертва скрылась в тростнике. Илья сюкнулся за ней – замер, зачарованный пудовой кряквой. Увы, момент был упущен и кряква, поднявшись тяжело, как транспортный самолет, груженный танками, улетела.
За поворотом она сделала над нами круг. Чтобы посмотреть, что это за интеллигентные очкастые туристы так больно бьют из рогатки.
Рука капитана не дрогнула. Резина натянута и… щелчок! Резина лопнула. Возглас разочарования потряс дебри. Сплоховавшая рогатка немедленно полетела в воду. Утки вздохнули с облегчением и в дальнейшем сюкали под самым носом. Так ушла утка, предназначенная специально к моему дню рождения.
Кроме утки мы вспугнули еще парочку любовников, укрывшихся в непроходимых дебрях камышей. Сюда они уплыли на моторной лодке, чтобы найти приют уединения. Любезно осведомившись у них, сколько осталось до Десны, мы продолжили путь. Моторки пошли чаще – но это были уже рыбаки. Кстати, после первой из них, Илюша заявил, что из первой же получки покупает себе катер. Кого возить на нем, несомненно, найдет. Но где найти Неруссу? Она, увы, кончилась. В 9 часов мы сюкнулись в Десну, пройдя в этот день, видимо, км 50.
Ночевали чуть ниже на высоком, обкошенном берегу ее. Выпили смородиновой водочки за впадение. И, когда пробило 12,еще тост – за мое 49-летие. Я улегся на спальник, запалил «Стюардессу» и стал подражать млечному пути, раскинувшемуся во все сторону. За этим занятием я и заснул.
В это вечер в результате дружеского обмена мнениями было решено не идти до Новгорода-Северского, а подняться до Трубчевска, который стоит в 4 км выше и оттуда сюкнуться в Москву.

29 июля (Мой день рождения)

Путешествие по реке Неруссе. Часть III (Окончание).

Около часу были у лодочной станции Трубчевска. Узнаем, что лучше было спуститься до Бороденок и там, у моста – автобус до города.
Находим машину и за 2 р. она нас довозит до автовокзала. Спустя десять минут автобус вез нас в Брянск. (Около 2.5 часов, билеты дешевые).
Давка у кассы, где мне чуть не сломали ставшиеся ребра, и я, урезонив нахалиста, держу в руках две картонки в общий вагон поезда Брянск-Москва, который отправляется в 22 ч. 36 м. Здесь нас даже поят чаем – только его и пьем весь день. Усталые головы адмирала и капитана клонятся на столик, нас разделяющий. Мы дремлем. Поезд мчит навстречу Илюшиному счастью.

(1) Вероятно, данная запись сделана утром 28 июня и описывает частично события предыдущего дня.
(2) Далее в тексте автор поясняет значение слова в том смысле, в котором он его употребляет: «Это слово изобретено юмижским дядей Володей, мы толковали его расширительно, придя к выводу, что оно отражает широкий спектр предметов и явлений».
Дядя Володя – это легенда Юмижа, нашей нежно-любимой реки в архангельской области, человек, получивший в армии увечье и инвалидность, большую часть года, проживавший в тайге на реке Юмиж. Местные жители дали ему прозвище Зимогор, что означает бродяга.
Далее в тексте много описок, которые были исправлены при перепечатке. Вероятно, автор дневника не очень хорошо себя чувствовал.
(3) Вероятно, имеется ввиду Теребушка.

Путешествие по реке Неруссе. Часть III (Окончание).

Конец. Подготовила Иветта Шаньгина
Вернуться на главную
Вернуться в раздел Статьи