xs
sm
md
lg
+7 (916) 417-17-66

Песнь огнепоклонника. Владимир Шаньгин

Песнь огнепоклонника. Владимир Шаньгин

Задыхаясь в клетке большого города,
Стиснутый холодными каменными глыбами,
К тому же, похожими друг на друга, как в кошмарном сне,
В потоке слепотекущих дней и ночей,
Не замечая дождей и солнца, туманов и гроз,
Распускающихся почек и падающих листьев,
Торопливо пробегая под малокровным закопченным небом,
Дыша отбросами своих производств
И отравляя ими детей своих;
Под скрежет и лязг автоматов,
Крученье колес, перфолент и шестеренок,
Сам став подобным одной из шестеренок;
Изготовив себя со всей старательностью
По заранее отлитому штампу;
Под разноязычный и враждебный рев радиоволн,
Пронизывающих атмосферу планеты,
Полураздавленный нарастающей лавиной знаний,
Разрозненных и противоречивых,
Дробящих мир на все более и более мелкие части,
Без всякой надежды где-то остановиться
И вернуть себе обновленный детски-целостный мир;
Связанный тысячью различных обязанностей,
Хотя для перечисления подлинных
Хватило бы пальцев на одной руке;
Подгоняемый словно бичом
Ускоряющимся бегом времени:
Быстрее! Быстрее! Быстрее!
Так, что секундомер времени-бытия
Где-то приходит уже к нулю,
Не успевая сделать ничего,
Перестав отличать великое от мелкого,
Значительное от ничтожного,
Перестав видеть не только других,
Но и самого себя;
Окруженный десятками, сотнями различных вещей,
Которые должны были сделать меня и моих близких счастливыми,
Но не сделали;
Вкушающий пищу, почти не чувствуя ее вкуса,
Предающийся развлечениям, которые не веселят,
Получающий, не отходя от обеденного стола
Сверхпорции культурных зрелищ,
Которые не в силах переварить;
Окруженный людьми, настолько опустошенными,
Что они боятся остаться наедине с собой,
Но не умеют предаваться и тончайшему наслаждению общения с друзьями;
Живущий среди тех, кто не верит
Даже в человека.
Даже в себя.
Потому что не находит Человека даже в себе.
И перестал понимать, что такое Человек,
Ставший среди неврастеников сам неврастеником,
И отошедший от этого, наверное, только для того, чтобы
Острее чувствовать ненормальность человеческих отношений;
Живущий среди тех, кто уже не в силах,
Бросив все, уйти в пространство, в пургу, в ночь,
Как сделал Толстой, как делали другие,
Пусть даже это кончалось их физической гибелью.
Живя среди всего этого,
Я говорю:
«С меня довольно!»
И, не в силах изменить ровным счетом
Ничего,

Ухожу в лес и разжигаю костер.

Песнь огнепоклонника. Владимир Шаньгин

О, Костер!
Как пылаешь ты мощно.
О, твои горящие струи,
Переливы, гуденье, потрескивание, всполохи.
Жаркие запахи,
Набегающие волны тепла.
О, я знаю, ты живое существо,
Вызванное мною из темноты,
Мой сосновый костер,
Ровно, светозарно полыхающий в ночи.
Дай же мне достигнуть,
Не погаснуть на лету,
Дай мне больше своего ясного,
Животворящего жара.
Сотвори же чудо, светозарный!

Вот приблизились к огню деревья.
Молча встали, очертили круг.
Замерли в багрово-золотых отсветах.
Те деревья – колоннада храма.
Звездный купол они подпирают.

В центре храма
На коленях
Перед пламенем –
Огнепоклонник.

В жертвенный костер кидает сучья,
Нашептывает забытые шлоки,
В речь священную огня вникает.
Для него нет мира – он за кругом.
Мир задернут покрывалом ночи.
Странные дела во тьме творятся:
Человек с костром вошел в общенье.
Осязанье, зренье, слух и разум –
Все участвуют в ночной беседе.

Песнь огнепоклонника. Владимир Шаньгин

Черный мрак, небытие и хаос
Их свели на тайную вечерю.
Человек чуть не в огонь вступил,
Овеваем дымкою смолистой,
Искрами, что сквозь него несутся.
Треску, шорохам костра внимая,

Обратил лицо к стихии жаркой.
Пахнет месса чесноком и мясом,
Кровь согрета огненным напитком.
Огнесвет в глазах все ярче пляшет,
Завораживает, подчиняет.
Мысли у истоков человечьих.
У костров предвечных, изначальных.
Кто горит?
Огонь ли?
Человек ли?
Золотой расплав залил сознанье.
Был огнепоклонник –
Стал он – пламя!

Но нужна еще одна ступенька,
И костер – сподвижник древних риши –
В сладкий сон его легонько погружает.
Потянулся человек,
Разлегся на топчане
Грубом, деревянном.
Улыбнулся умиротворенно.
Задремал, накрывшись
Звездным сводом…

Песнь огнепоклонника. Владимир Шаньгин

И шла ночь, светили звезды,
и горел костер.
Его ночь. Единственная ночь.
Непотерянная ночь.


Ночь меж тем свое вершила дело.
И, когда пришла его минута,
Он проснулся, легким сном омытый.
Ясные мгновенья наступили.
Тишины. Покоя. Пониманья.
Не через рассудок или знанье –
Только лишь потом переведет он
На язык словесный, то, что понял.

Просто ночь… душой своей живого,
Как души его живой коснулась,
Что он стал подобен этой ночи.
Разумом её. Её сознаньем.
Затаенной радостью
И счастьем.

Просто он… продолжился немного.
Стал и воздухом холодно-чистым.
И звездой, что заблудилась в ветвях,
Деревом, к которому приникнул.
В океан небесный погрузившись,
Начал постепенно растворяться.
Словно взяли бы ведро с водою,
Да опять в колодец опустили.
Разошлись круги… Вода сомкнулась…
И вернулась суть к своей же сути.

Песнь огнепоклонника. Владимир Шаньгин

На ведерко посмотрел с усмешкой:
Ты нужно лишь, чтобы черпать вечность,
Чтоб пригоршня звезд в тебе лучилась.
И смешными показались страхи,
Что ведро со временем побьется,
Заржавеет и придет в негодность.
Утечет вода – к воде вернется…
Светел, детски ясен его опыт.
Не разбить его и не оспорить.
Не отнять чарующих находок.



И шла ночь, и светили звезды,
И горел костер.
Его ночь, единственная ночь.
Непотерянная ночь.


Ночь прошла. С рассветом растворился
Дым струистый, Храм волшебный.
Было ль, не было?
Никто не знает.
Разве лишь одни лесные звери –
Мирно отошли от костровища –
Этот человек им не опаснен.
Возжигающий огонь вернулся
в город
И влился в поток реки железной.


В повседневье может показаться,
Что совсем остыла кучка пепла.
Ни тепла, ни искры.
Но повеет ветерок,
И снова возгорится
огнь ночной, далекий.
Пляшут языки,
Мерцают, манят.
Так зовут,
Как будто бы открыл он
Космоса могучие магниты.
Быть тому! Дорога - не забыта.
На деревьях вековых – зарубки.
Возвратимся же к огню лесному,
Возгоримся пламенем священным!

Песнь огнепоклонника. Владимир Шаньгин

Так заканчивается песнь огнепоклонника из святой «Тайговеды». (авт.)
Вернуться на главную
Вернуться в раздел Статьи