xs
sm
md
lg
+7 (916) 417-17-66

Рыболовы и охотники бассейна Оби. Часть2 текст

Рыболовы и охотники бассейна Оби. Часть2 текст
В эпоху раннего голоцена рыболовство превращается в самостоятельную отрасль хозяйства. В эпоху неолита рыболовство распространяется по Сибири, за исключением тундровой зоны, уже как специализированное хозяйство. К этому времени на территории Приобья и Зауралья сложились все известные способы лова рыбы: сетевой, колющий и крючковый, запорный. Обнаружены наконечники гарпунов, наконечник остроги с деревянными вставными зубьями – орудия для поколки рыбы; костяные крючки и свидетельства использования сетей – грузила и поплавки. Грузила делались из крупных и мелких галек с выбоинами для удобства фиксации. Позднее появляются новые типы грузил – с центральным просверленным отверстием, с желобками и грузила-кибасы в виде одного камня или нескольких камешков в футляре из бересты. Кроме того, найдены грузила из плиток четырехугольной формы с выбоинами на длинных сторонах и глиняные, биконической или цилиндрической формы. Известны деревянные кольца для крепления каменных грузил.
 Факт использования сетей неолитическим и энеолитическим населением Зауралья подтверждается и находками в торфяниках поплавков для сетей (двух типов: из свернутой в трубочку бересты и из коры дерева), игл для вязания сетей.
В неолите существовало специализированное круглогодичное рыболовство с использованием сетевых снастей. Рыболовство играло ведущую роль в комплексе хозяйственных занятий в лесном Зауралье.
В конце неолита, с изменением климатических условий в середине атлантического периода, усиливается процесс обмельчания и заболачивания водоемов, исчезает рыба, в результате чего население отсюда переместилось в районы, более благоприятные для ведения традиционного хозяйства.
 На рубеже каменного века и эпохи раннего металла значительные возможности для рыболовства давал район Нижнего Притоболья с большой площадью озер, многочисленными протоками. Среди промыслового инвентаря археологических памятников преобладает инвентарь для лова рыбы при помощи стрел, гарпунов, острог, крючковых снастей, сетей и ловушек типа вентирей.
В этот период рыболовство играло важнейшую роль и в хозяйстве населения бассейна Конды. Основная масса рыбы добывалась, вероятно, с использованием запоров. Отсутствие жилищ на некоторых поселениях говорит о том, что они были сезонными. Существованли поселения, которые могли быть использованы в период половодья и зимой, и тех, в которых жили в период спада воды.
В эпоху ранней бронзы в таежном Обь-Иртышье развивается рыболовства. Основной запас рыбы делался летом с помощью запоров с ловушками типа котцов и вершей, установленных в протоках и «запирающих» озера с зашедшей туда весной рыбой. Распространение стационарного запорного рыболовства, позволило более эффективно использовать на проточных озерах и в небольших реках сети и рыболовческие ловушки типа вентерей. С наступлением засушливого периода происходит понижение уровня озер и заболачивание проток, в частности в Нижнем Притоболье, с конца бронзового века «оседло-рыболовческий уклад перемещается на север». Усложнение сетевых ловушек дает возможность «освоения в рыболовческом отношении крупных сибирских рек. К числу таких ловушек относят снасть типа калдана. В результате к концу бронзового века активизировалось рыболовство в низовьях O6и и Иртыша и их крупных притоков.
В эпоху железа судя по костным остаткам рыб с поселений территори Приобья, здесь уже были широко распространены почти все виды промысловых рыб. Вероятно, рыбу (щуку, язя, крупного карася и окуня) ловили ловушками типа котцов с большими просветами между прутьями или запорами-самоловами, а также крупной крючковой снастью с естественной наживкой. Рыбу добывали и помощью остроги.
В эпоху средневековья картина меняется мало. Находки чешуи и костей рыб (язя, стерляди, окуня, щуки) подтверждают и наличие рыболовства в лесном Прииртышье. Рыбу добывали при помощи стрел с гарпунным наконечниками из рога оленя, железными крючками, а таюк плетеными ловушками и сетями.
На огромной территории бассейна Оби фиксируется бесчисленное количество вариантов основных способов лова рыбы. Повсеместно водятся налим, щука, ерш, елец (чебак), сорога, окунь, сырок (пелядь). Ареал других видов рыб ограничен. Например, тугун (сосьвинская селедка) водится только в р. Северной Сосьве. В реках с быстрым течением, стекающих с Урала, встречаются таймень, хариус, в озерах водятся карась и гольян, в нижнем течении Оби и ее притоков – муксун. Обь, Северная Сосьва, нижнее течение Иртыша – места обитания стерляди, Обь – осетра, который заходит и в Иртыш, так же как и нельма, ареал которой включает еще и Северную Сосьву.
На Оби и в низовьях ее крупных притоков наиболее результативным был летний промысел полупроходных и местных видов рыб.
До начала спада воды рыбу ловили в сорах (заливаемых в весеннее половодье котловинах в поймах рек) сетными орудиями. Затем там устраивали так называемые варовые (частичные) заграждения, использовавшиеся при лове рыбы после спада воды, когда рыба начинала выходить из соров. Со второй половины июля до рекостава рыбу ловили на песках с помощью невода, в близлежащих озерах и речках – с помощью запоров и ставных сетей. С осени до наступления полного замора (приблизительно февраль) рыбу ловили сначала плавными сетями и сетевыми орудиями типа важана и саиба (переходный тип от плавных сетей к ставным), котцами (практически постоянно), а затем – орудиями запорного типа и ставными сетями, а также крючковыми снастями. С началом замора рыба собиралась у живунов, и промысел мог осуществляться только там. Причем зимой в заморах Оби рыбу можно было вычерпывать из проруби сачком или доставить просто руками. С наступлением полного замора рыболовство на Оби прекращалось до весеннего вскрытия рек. Весной, когда протоки освобождались ото льда, их перегораживали и добывали в таких заграждениях рыбу с помощью малого невода или рукава. А в половодье ловили уже без заграждений в заводях сетевым орудием «кривда».

Рыболовы и охотники бассейна Оби. Часть2 текст
Наибольший улов приходился на период летнего промысла, когда рыбаки спускались нередко всей семьей в низовья рек или же выходили непосредственно на Обь. Основную часть улова составляла рыба ценных пород. Сроки летнего рыболовства в низовьях рек и на Оби зависели от времени прохождения рыбы и освобождения рек ото льда.
При массовом ходе рыбы в низовьях притоков и по Оби население, спускавшееся туда, использовало невода и сетевые орудия. В другое время года рыбу ловили уже рядом с постоянным местом жительства: в конце лета – начале осени неводом и сетями, с осени до середины зимы, а в некоторых районах и до весны применяли орудия запорного рыболовства. Весной рыбу ловили сетками по старицам и озерам до начала спада воды, в устьях речек устанавливали запоры, рыбу били из лука и острогой. Манси и ханты практиковали в этот период запорное рыболовство на ближайших от жилья озерах, в устьях речек и проток.
Население верховьев рек широко использовало орудия рыболовства запорного типа – для летнего и зимнего промысла. Весной и осенью рыбу ловили сетями и малыми неводами. Осенью и зимой сети применяли при подледном лове рыбы. Рыбу также ловили крючками, добывали с помощью остроги. Различие в рыболовстве обитателей верховьев левых и правых притоков Оби заключалось, в частности, в том, что в первых, не подверженных замору, можно было ловить рыбу неводом и запорными орудиями, в то время как во вторых в заморный период рыбу добывали саком у ключей-живунов.
Рыболовство обских угров характеризуется различными способами добычи , существенную роль среди них играло запорное рыболовство.
Основной его принцип заключается в том, что рыба ловится в загороженном пространстве. Можно выделить два основных типа заграждений: земляные (песчаные, ледяные) плотины с каркасом из кольев или без него и заграждения из дерева, веток и т.п.
Запор устанавливался в местах, где наблюдалось наибольшее скопление рыбы в определенное время года. Например, у поворотов речек, где образовывались омуты; на пути хода рыбы весной и осенью; у ключей-живунов зимой. Заграждения могли перекрывать всю реку (ез, запор), или же только часть ее (заезка). Наиболее примитивным видом запора можно считать изгородь из хвороста, которую устанавливали кондинские манси весной или осенью на небольших речках, полностью их перегораживая.

Рыболовы и охотники бассейна Оби. Часть2 текст
Вместе с тем, такое сооружение могло быть и прообразом сети: рыба запутывалась в снасти, а не концентрировалась в какой-либо емкости (как в ловушках). К числу наиболее простых типов относится тот, при котором с помощью решеток ограждалась часть водоема. Там скапливалась рыба, и ее вычерпывали специальными сачками. В загражденных частях водоема рыбу ловили и с помощью невода, вспугивая ее специальной длинной палкой-боталкой. Более сложный вариант использовали манси на быстрых горных речках осенью, во время хода рыбы вниз по течению. Саком (или с помощью остроги) ее вылавливали у отверстия, оставленного между поставленными под углом заграждениями. Чтобы рыба была лучше заметна, дно в проходе между заграждениями устилали берестой. Один из простейших типов запоров – котец (ловушка устроенная по принципу лабиринта). Он применялся практически повсеместно. Большое распространение получили запоры в виде заграждения с ловушками. Заграждения (решетки, щиты) делали из различного материала. Если они должны были быть низкими, то использовали сосновые планки. На высокие решетки (для глубокой воды) шли тонкие стволы елей, тальник, хворост, березовые и еловые ветки, хвою. Иногда они делались из толстого теса, вбитого в дно и соединенного под водой тесаным бревном. Решетка должна была достигать дна, а также выходить на берег, чтобы перекрыть путь рыбе при подъеме воды. В ней оставлялось одно или несколько отверстий («окна») для ловушек (летом, когда запором не пользовались, отверстия могли служить для прохода лодок). Отверстия закрывали специальной решеткой, она укреплялась при помощи наклонно поставленных шестов, врытых в дно.
Ловушки устанавливались в заграждениях заходом по течению или против него в зависимости от направления движения рыбы. Это ловушки корзиночного типа (верши) – морды.
Она состояла из основания, остова и внутреннего вставного горла. Последние делались из сосновой дранки, лиственницы, тальника, корня сосны, черемуховых прутьев, переплетенных корнями кедра, лиственницы, сосны. Размеры самых больших ловушек значительно превышали рост человека. Другая ловушка корзиночного типа – рукав – устанавливалась в заграждениях в верховьях рек, во время спада воды. Рассчитан он на добывание крупной рыбы.
Запоры снабжались и сетевыми ловушками (важан или чердак), лов рыбы с их помощью требовал более активных действий со стороны человека. Важан получил распространение преимущественно в южной подзоне тайги, на реках Иртыш, Конда, Салым, Вах, Васюган.
Запоры были как частными, так и общественными. В последнем случае частные лица имели в запоре свой пай, получали часть улова по числу ясачных душ в семье, или же каждой семье отводилась часть (причем ежегодно новая, чтобы рыболовные угодья равномерно распределялись между семьями) общественного запора, где она уже самостоятельно устанавливала свои ловушки.
Ставные сети использовались весной (во время половодья их устанавливали в заводях), летом, до начала спада воды, а также зимой. Сетью ловили карася, сосьвинскую селедку и др. Основной материал для изготовления сетей – крапивные нитки. Использовали также конопляные и нитки из конского волоса. Канаты сетей делали из корней и коры ивы, поплавками служили прямоугольные кусочки толстой коры или свернутые спиралью полоски бересты. В качестве грузил чаще всего использовали камни. Камень помещали в «футляр» из сложенного пополам куска бересты, в верхней части обвязанного крапивной веревкой, или же в кольцо из черемухового прута, привязанное к камню саргой, либо обвязывали расщепленным кедровым корнем. У хантов были грузила в виде берестяного мешка, наполненного песком, ягодами, грибами и пр. Кроме того, применялись и кости оленя. Ставные сети устанавливали на мелководье, прикрепляя их к воткнутым в дно кольям. Существовали и ловушки из сетевого полотна, например, воронкообразный фитиль, в заграждении, также сделанном из сети. Плавные сетевые ловушки обских угров – калдан и сырп. Калдан – это примитивный трал, использовавшийся для ловли рыбы (главным образом осетра) с лодки. Он представлял собой мешок (1.8 х 4.1 х 2.2 м) из мережи, «пришитый» к шесту-ко- ромыслу длиной около 4 м. К середине последнего привязывался специальный камень (грузило), удерживавший калдан у дна реки ению, тянул за собой на длинной веревке калдан и по содроганию привязанных к нему сигнальных ниток определял, что рыба попала в снасть, после чего ее и вытаскивал.
Калданом ловили рыбу на Оби и ее крупных притоках. Другая снасть –сырп – бытовала у манси предгорьев Урала. Это небольшое орудие типа бредня, состоявшее из прямоугольного мешка длиной 3–3.5 м, глубиной 1.5 м и высотой 45 см с пропущенной через ячеи устья бечевкой, крепившейся у нижнего края к двум тонким длинным шестам . Сырп применяли весной (как бредень в небольших заливах и курьях) и осенью (с лодок) для ловли тайменя и хариуса. Во втором случае требовались две лодки (снасть растягивали между ними) или четыре (между двумя растягивали сырп, а рыбаки с двух других загоняли в него рыбу, поднявшись выше по течению) Один из сидевших в каждой лодке греб, второй непосредственно принимал участие в лове.
Ханты и манси ловили также рыбу с помощью невода. Весной, до подъема воды, облавливали протоки малым (60 – 70 м) неводом. Летом, после спада воды, неводили в варовых заграждениях, устраиваемых в сорах. На песках промышляли рыбу с помощью невода с середины июля до рекостава, зимой осуществляли подледный лов неводом на озерах. Малый невод забрасывали с одной лодки, большой – с двух, соединенных настилом, для его вытягивания использовали конный привод. Такие большие неводы были только на Оби, ими владели русские и коми-зырянские рыбопромышленники. Невод мог принадлежать и целой общине. Добычу делили по паям по числу участников. Кроме того, паи выделяли и тем членам «общества», которые не могли принимать участия в ловле рыбы (вдовы, сироты, калеки).

Рыболовы и охотники бассейна Оби. Часть2 текст
Уже в XX в. в качестве грузил стали использоваться различные металлические предметы, подходящие по форме и весу, лебедка для вытягивания невода (до нее – конная тяга). Самый последний этап – вторая половина XX в. – характеризуется внедрением капроновых ниток для плетения сетей и пенопластовых поплавков. Запорное и сетевое рыболовство наиболее характерны для обских угров, причем для всех групп без исключения.
Хотя эти способы, судя по археологическим материалам, как уже говорилось, были известны еще в глубокой древности, ни тогда, ни после они не использовались особенно на территории Западной Сибири . Крючки применяли для ловли хищ-ной рыбы – главным образом щук и налимов. Их делали из смолистого дерева (считалось, что оно действует на рыбу отравляюще), привязывали к сыромятному ремню, веревке из лыка или размочаленному кедровому корню. Приманкой служила мелкая рыба или кусок шкуры. Крючки использовались для ловли рыбы осенью. Зимой на Оби ловили рыбу с помощью металлического крючка, привязанного к деревянной палке. Рыбак, лежа на животе на льду, опускал его в прорубь и выуживал проплывающих налимов. Обязательной принадлежностью подледного рыболовства был специальный сачок для вычерпывания из проруби кусочков льда. В качестве орудия рыбной ловли во время поездок служила так называемая «дорожка», на которую ловили преимущественно щук и окуня. Она состояла из бечевки с крючком и приманкой (сейчас в некоторых районах – блесна) на конце. На Юконде рыбак, плывя в лодке, закладывал бечевку за ухо, чтобы чувствовать, когда клюнет рыба, конец же держал во рту. После того, как рыба «дергала», ее вытаскивали. Заимствованием от русских считается снасть перемет – бечевка с прикрепленными к ней крючками, которая использовалась для ловли налима, щуки, осетра.
Повсеместно в осенний период практиковалось лучение рыбы. Один из рыбаков освещал воду, находясь в лодке, берестяным факелом, другой бил рыбу острогой. Добыча рыбы с помощью остроги, лука и стрел – способы, также хорошо известные практически всем народам, занимавшимся рыболовством на территории Сибири и Дальнего Востока. Это и тюркоязычные народы, и кеты, и различные группы эвенков, и народы Амура. Нужно отметить, что, судя по имеющимся материалам, доля такого способа, как лучение рыбы, увеличивается в промысле в целом по мере продвижения с запада на восток. Правда, нельзя исключать и того, что у эвенков и народов Амура способы добычи рыбы с помощью остроги лучше изучены и описаны. Нельзя не отметить и еще некоторые параллели, связанные с рыболовством, в лексике других народов. В частности, у тюрков Причулымья сетная снасть вазган совпадает с обско-угорским важаном не только по названию, но и по конструкции. По названию близка мансийскому сырпу плетеная ловушка томских карагасов сурпа.
Таким образом, все народы Сибири, независимо от их этнической принадлежности и образа жизни, используют одни и те же основные способы добычи рыбы и орудия труда. Рыболовство обских угров развивалось на местной основе. Как представляется, наиболее благоприятными для его возникновения были условия лесного Зауралья (меньшая глубина и ширина рек, меньшая заболоченность), а также примыкающего к нему Нижнего Притоболья. Экономика, базирующаяся на рыболовстве, требует оседлого образа жизни.
К концу XIX в. рыболовство занимало второе место в хозяйстве жителей верховьев рек и первое – низовьев. К этому времени сформировалось промышленное рыболовство.
Поскольку в летнее время рыболовство в верхнем и среднем течении рек было малопродуктивным, коренному населению пришлось осваивать новые рыболовные угодья на Оби и в низовьях ее крупных притоков. Произошло изменение образа жизни – возникли так называемые «челночные миграции»: в весенне-летний период к Оби, в конце лета – начале осени – обратно. Образ жизни, включающий «челночные миграции», сложился в течение XVII–XVIII вв. и считается завершившимся к концу XVIII в. . Но на Оби и в низовьях ее крупных притоков летнее рыболовство обеспечивало не только необходимый для каждой семьи запас продуктов (сушеной рыбы), оно позволяло создавать излишек продукции для последующей реализации.
Коренное население в низовьях Оби работало также у русских рыбопромышленников. Нанимались к ним обычно на период с первой половины мая до первой половины сентября за определенную плату, которая дополнялась предоставлением питания, одежды, табака. Существовали целые промысловые заведения с временными стоянками-станами, оборудованными всем необходимым для ведения промысла. Наконец, еще один способ получения дохода от рыболовства – сдача коренным населением рыболовных угодий-песков в аренду русским купцам-рыбопромышленникам. Уровень продуктивности рыболовных угодий на рубеже XIX и XX вв. можно проиллюстрировать несколькими примерами. В частности, манси, промышлявшие рыбу (главным образом тугуна) в низовьях Северной Сосьвы, помимо продажи заготавливали на зиму еще и по 5–6 пудов сушеной рыбы. Летнее запорное рыболовство в устье ляпинских проток в удачные годы давало до 10 пудов сушеной рыбы и от 100-1000 голов сырка на человека. Казымские ханты добывали на семью по 10-20 пудов сырка и до 5 пудов окуня. По всему Югану, где рыбные ресурсы были незначительными, и для собственных нужд заготавливали (сушили) даже мелкую рыбу, получали для продажи 200 пудов и для себя 600 пудов. Ханты низовьев Салыма ежегодно продавали около 600 пудов сухой рыбы и 2000 пудов мороженой.
Жители населенных пунктов, расположенных выше по Большому Салыму и его притокам, ежегодно получали около 500 пудов сушеной рыбы и 800 пудов мороженой. В верховьях Ваха в первой четверти XX в. на одно хозяйство приходилось в среднем около 640 кг рыбы, в среднем течении этой реки – около 1000 кг, а в низовьях – свыше 2410 кг. Хозяйства верхних и средних течений рек различались не только по объему вылавливаемой рыбы, но и по размерам, количеству орудий рыболовства и соотношению их друг с другом.
Анализ количественных характеристик распространения отдельных видов рыболовного инвентаря показал, что обитателям берегов крупных рек присуще неводно-сетевое рыболовство, а населению отдаленных районов – запорно-сетевое по преимуществу.
А.В. Головнев по набору инвентаря, осо-бенностям рыбопромыслового цикла выделяет следующие типы рыболовства обских угров конца XIX – начала XX в.: 1) таежный неводно-запорный, основанный на летнем неводном и попутном сетевом, запорном, переметном, калданном промысле проходных и местных видов рыбы в Оби и устьях ее притоков, с осенним запорным, сетевым, крючковым и остроговым ловом на Оби .или ее притоках, с зимним подледным ловом и «черпанием» у ключей, с сетевым промыслом в ряде мест поздней весной; 2) таежный запорно-сетевой, традиционный для верховьев притоков Оби и Иртыша, с использованием в летний период больших и малых, а в зимний – малых индивидуальных запоров различных конструкций, сетей, малых неводов, в ряде мест и сетных ловушек в весенне-осенний период, характеризующийся также ловом рыбы крючковыми снастями, в зимний запорный период – вычерпыванием у ключей, осенью – лучением; 3) низовой неводный (самые низовья Оби), основанный на специализированном неводном и по- луневодном промысле проходных пород рыбы в летний период на песках, с одновременным ловом сетями и переметами и со значительно меньшим по масштабам осенне-зимним подледным сетевым и неводным промыслом в реках и озерах. Рыболовством последнего типа занималось лишь небольшое число хантов нижнего течения Оби.

Рыболовы и охотники бассейна Оби. Часть2 текст
По книге Е. Г. Федоровой. «Рыболовы и охотники бассейна Оби.
Проблемы формирования. Культуры хантов и манси».

Вернуться на главную
Вернуться в раздел Статьи